Как победить в глобальной войне за таланты

Как победить в глобальной войне за таланты

Реальная геополитика в XXI веке связана не с административно-политическими границами государств и не с природными ископаемыми на их территориях и даже не с транзитными путями.
Такой была геополитика в течении веков, высшей ее точкой стала II Мировая геополитическая война. Но в конце XX века, тем более в XXI веке стремительно возникла новая экономика – виртуальная, экономика знаний. Изменения в ней имеют куда большее значение для сегодняшней реальной жизни, чем традиционная геополитика.
Так, в последние 15 лет были войны – в Ираке, Афгане, сейчас в Сирии, прокатились революции- в арабских странах, на Украине и т.д. Эти потрясения, о которых изо дня в день только и вопят мировые СМИ ( и тот же Интернет), увеличили энтропию в данных регионах, но не имели принципиального значения для Человечества – для экономики, демографии.
Между тем в те же годы сложился Новый МИР – Интернет, айфоны, айпады, фейсбук, нанотехнологии и т.д. Это не только удобства, тут другая социальная среда, новая геометрия социальных связей, иная нервная система социума. Переворот такой же, как при создании телефона, ТВ и т.д.
Экономика знаний имеет свою географию – нервные узлы, Центры Генерации знаний, а геополитика знаний сегодня – важней любой иной геополитики.
В Мире сейчас 244 Нобелевских ученых – на почти 7 млн. научных сотрудников. Их них работают в США – 159 человек, больше 65 процентов. Притом что научных работников в США около 1600000 – чуть больше 20 процентов от числа в Мире.(Кстати, эмигрантов – «нобелевских гастарбайтеров» - в США 48 человек, в том числе – 8 из Германии, 6 из Канады, 5 китайцев, 4 японца, 1 из СССР – академик Абрикосов, а 111 лауреатов «местные», родились в США. Из «местных» 51-англосакс, 45 евреев, 3 китайца, 3 итальянца и т.д.). США производят около 17 процентов мирового ВВП, около 35 процентов мирового хай-тека, около 23 процентов мировых научных публикаций. Но – сознательная это политика или «естественное стечение обстоятельств» - АБСОЛЮТНЫЙ КОНТРОЛЬ у США именно в сфере Большой Науки.
Дальше с громадным отрывом идут Англия ( 17 лауреатов, в том числе Гейм и Новоселов из СССР), Германия и Япония – 14, Швейцария – 8, Франция-7, Израиль – 5. Япония особенно интересна. Впервые Нобелевскую премию японскому ученому дали в 1949-м, до 1999 г. японцы получили 5 премий(ученые СССР -10), а с 2000 г. – 16 ) В РФ после 2000 получили 2 премии академики Алферов и Гинзбург).
Вот он – «многополярный мир» в реальности.
Мы все продолжаем «мериться с США». Но адекватно лишь сравнение «длиной ракет». По другим позициям, прежде всего, науке и мирным технологиям, Россия в общей весовой группе не с США, даже не с основными государствами ЕС, а со странами БРИКС. Если в РФ – 1 Нобелевский лауреат (на 500 000 научных сотрудников), то в Индии и Бразилии – ни одного, а в КНР – 2 ( из них 1-француз) на 2 млн. научных сотрудников! Зато 2 нобелевца – в Гонконге, с его 7 млн. населения. Всего в мире 11 нобелевских ученых – китайцев.
Но и в БРИКС сравнения уже не в пользу РФ. Например, в 2014-м КНР опубликовала 450000 научных статей, 152000 цитирований, Индия-114000 статей, 35000 цитирований. Или вот Корея – 72000 статей, 31000 цитирований.
В геополитике знаний территория России все сжимается. Но зато в XXI веке наше общество увлечено геополитикой века XIX.
Никто не может быть доволен тем, что глобальная экономика развивается медленно. Вашингтон задает себе прямой вопрос: предоставляет ли значительно более сильная по сравнению с другими странами экономика США ощутимые и долговременные возможности? В качестве примера можно привести одну из них: Америка имеет возможность привлечь и удержать все большее количество мировых талантов, значение которых является критическим для будущего, особенно в науке, технологиях, инжиниринге и математике (эти области получили сокращенное название STEM). На самом деле Соединенные Штаты способны привлечь значительно большее количество иностранной интеллектуальной силы, чем это было во время и после Второй мировой войны, когда в страну приехали немецкие и русские ученые – такие как Вернер фон Браун, которые оказали неоценимую помощь в развитии ядерного потенциала страны, а также в реализации ее авиационных и космических программ.
50 лет назад, 3 октября 1965 года, президент Линдон Джонсон подписал важнейший Закон об эмиграции и национальности (Закон Харта-Селлера). Он изменил иммиграционную политику Соединенных Штатов – раньше она была основана на географических квотах, а после этого она стала ориентироваться на категории, в число которых входили беженцы от насилия, семейные отношения с гражданами США, а также обладание специальными навыками, которые могут быть полезными для Америки – все они имели определенные максимальные задачи, которые повышались и понижались в зависимости от преобладающего давления со стороны населения внутри страны и за ее пределами, а также под влиянием политических ветров в Вашингтоне.
Сегодня в США много говорят о необходимости предоставления аспирантам, обучающихся в Америке, получить визу после присвоения ученой степени, а также возможность жить и работать в Соединенных Штатах в течении 10 лет после завершения обучения, и в этот период они смогут подать заявления на получение гражданства.
Сейчас благоприятное время для иммиграционной реформы в отношении иностранных студентов. Прежде всего, поступление экспертизы в области STEM намного превышает те квоты, которые позволяют экспертам в области STEM пустить корни в Соединенных Штатах. Так, например, каждый год Служба гражданства и иммиграции, федеральное ведомство США, выдает 65 тысяч виз иностранным студентам, получившим американские ученые степени. Если претендентов оказывается больше, то тогда устраивается лотерея на основе получаемого с помощью компьютера случайного выбора.
Количество обучающихся в Соединенных Штатах иностранных студентов растет быстрыми темпами, и их количество составило 886 тысяч в 2013-2014 учебном году, что означает увеличение на 72 процента по сравнению с 2000 годом.
Несмотря на это США сегодня активно занимается поиском и привлечением лучших талантов в мире. Они уже не обеспокоятся относительно студентов из Франции, Китая, Индии и Израиля, которые находят способ приехать в Соединенные Штаты. Но что можно сказать о работе со странами с развивающимися рынками, с такими как Вьетнам, Нигерия или даже Ираном, в области поиска лучших и наиболее способных людей и определения того, как они могли бы приехать в Америку?
Несомненно, полномасштабная работа по привлечению и удержанию иностранных специалистов с ученой степенью в области STEM заставит другие страны утверждать, что Соединенные Штаты несправедливо используют преимущество.
Некоторые иностранные официальные лица скажут, что, собирая за границей таланты, США, на самом деле, будут использовать свою систему образования явно агрессивно и даже враждебным образом.
Война за таланты сегодня находится в самом центре современной глобальной конкуренции, и если агрессивная американская политика заставляет других повысить ставки в своей игре, то тем лучше. В конечном итоге преимущество Соединенных Штатов не будет существовать вечно, и какой-то момент мировая экономика восстановит свой баланс.
А пока Америка пользуется моментом.
Что касается КНР то еще 10 лет назад государственная политика этой страны состояла в основном, в том, чтобы отправить на учебу за рубеж лучших студентов из числа своих граждан КНР. Руководство Китая заинтересовано в изучении их опыта обучения в ведущих зарубежных университетах.
За последние несколько лет ситуация изменилась: правительство Китая приступило к реализации стратегии привлечения иностранных студентов в национальные университеты. Это стало частью политики «мягкой силы» Китая в целом. Бесспорно, Поднебесная стремится стать одним из основных игроков международного образования не только в Азии, но и в мире.
В настоящее время Китай принимает менее 10 процентов всех иностранных студентов. В марте 2015 года Министерство образования Китая опубликовало официальную статистику по числу иностранных студентов в китайских университетах, из этих данных следует, что их число в Китае увеличилось на 5,7 процентов по сравнению с 2013 годом.
Всего в Китае обучается 377054 иностранных студента из 203 стран мира. Особенно выросло число студентов из Африки – 41677 человек (рост 24, 93 процентов в год) и Океании -6272 человека, в то время как студентов из Северной и Южной Америки стало меньше.
Большинство иностранных студентов в Китае обучаются на краткосрочных курсах по изучению китайского языка, это около 60 процентов всех иностранных студентов в Китае. В вузах Китая на программах высшего и послевузовского образования обучаются 40 процентов всех иностранных студентов, и этот процент постоянно растет, при этом на бакалаврских программах обучаются 80 процентов иностранных студентов. Самые популярные университетские программы среди иностранных студентов - китайский язык, изобразительное искусство и медицина. В то же время растет популярность естественных наук, бизнеса и менеджмента.
Для привлечения иностранных студентов в Китае используются три основные стратегии:
1.Увеличение числа стипендий для обучения иностранных студентов;
2.Увеличение числа соглашений с зарубежными странами о признании образования, квалификаций, ученых степеней и развитие системы перезачета кредитов;
3. Увеличение числа курсов на английском языке.
Безусловно, стипендиальная поддержка иностранных студентов оказывает существенное влияние на привлекательность обучения в Китае. В то же время стоимость обучения в китайских университетах относительно невысока для иностранных студентов и колеблется в диапозоне от 1600 евро до 2900 евро для программ бакалавриата, от 2000 евро до 3400 евро за магистерские программы и то 2500 евро до 3800 евро за программы докторантуры. Необходимо отметить, что цены на обучение для иностранных студентов в Китае не увеличиваются централизованно, поэтому стоимость различается между вузами и программами. С учетом вышесказанного число студентов, обучающихся на условиях самофинансирования, также увеличивается ежегодно.
Китайское правительство подписало соглашения о взаимном признании квалификаций и степеней по меньшей мере с 34 странами. Значительным шагом вперед для КНР в признании квалификаций стало подписание Азиатско-Тихоокеанской региональной конвенции о признании квалификаций в области высшего образования 25.11.2011 года.
Правительство Китая за последние годы расширило сотрудничество и обменные программы студентами приблизительно с 188 странами мира. К примеру, Китай и Франция договорились увеличить число французских студентов, обучающихся в Китае, до 10 тысяч в ближайшие пять лет.
В Китае также создан широкий спектр программ по обмену студентами из африканских стран, что является частью более широкой программы экономического сотрудничества со странами Африки. Официально Китай поощряет обучение африканских студентов по тем специальностям, которые больше всего нужны в Африке. Это в то же время способствует укреплению «мягкой силы» Китая на Африканском континенте. В 2012 году Китай принял более 27 тысяч студентов из Африки. К концу 2013 года в Китае насчитывалось уже более 35 тысяч студентов из африканских стран. Кроме того, почти в 80 странах мира функционируют 305 институтов Конфуция и китайских школ, которые популяризуют изучение китайского языка и культуры за рубежом и таким образом способствуют привлечению иностранных студентов для обучения и проведения исследований в Китае.
Эксперты анализируя стратегии китайского правительства по привлечению иностранных студентов, считают, что на данный момент в Китае существует «чувство срочности». По их мнению, «привлечение иностранных студентов происходит с такой скоростью», что нет уверенности, что все это продумано до конца.
Реализация стратегии Китая по привлечению иностранных студентов осложняется высокой конкуренцией за иностранных студентов в этом регионе в целом. Например, Тайвань планирует увеличить количество иностранных студентов до 150 тысяч человек к 2020 году, Малайзия – 200 тысяч к 2020 году. А такие страны, как Гонконг, Сингапур и Малайзия, предлагают более качественные университетские программы, в том числе в филиалах зарубежных университетов.
При этом эксперты отмечают, что «важность Китая как второй по величине экономической державы мира, а также страны с долгой историей явно обращает внимание студентов и преподавателей по всему миру. Они понимают важность КНР и хотят узнать больше об этой стране и о состоянии научных связей китайских университетов. 
Китай неизбежно должен будет объективно оценить это и действовать соответственно.

 

 

Советник 
президента ВАК

М.М.Агаев